Меры, принимаемые в центре в период пандемии COVID-2019
Close
Заказать бесплатную экскурсию
Мы с радостью покажем вам нашу клинику, познакомим с врачами, расскажем, что делать в вашем случае
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных
Zero block
Click „Block Editor” to enter the edit mode. Use layers, shapes and customize adaptability. Everything is in your hands.
Tilda Publishing
create your own block from scratch
Наши клиенты - ослабленные пожилые люди, для которых новый вирус COVID-2019 чрезвычайно опасен. Мы ежедневно оцениваем эпидемиологическую ситуацию, в постоянном контакте с нашими коллегами в других странах.

Мы приняли решение усилить меры безопасности в наших центрах и пансионах, патронажных службах, а именно:
✓ Нами ограничены любые посещения родственниками или друзьями.
✓ Мы следим за тем, чтобы было достаточно общения через скайп/ватсап, записываем и отправляем видео с прогулок или занятий;
✓ Поддерживаем обратную связь с родственниками 24/7
✓ Нами остановлены проведения экскурсий для тех, кто только собирается к нам приехать;
✓ Мы перестали принимать резидентов, которые приезжали к нам сразу по прилете из других стран. Теперь мы просим семью подождать 14 дней;
✓ Все новые резиденты теперь сначала живут 14 дней не в основных отделениях: в «Малаховке» и в «Беликово» это отдельные здания, в «Жуковке» мы используем специально оборудованное отделение на 5 этаже;
Изменения в работе центра поддержки памяти
✓ Мы запаслись масками, халатами, одноразовими полотенцами, перевязочным средствами, загустителями, нутридринками.
✓ Стали проводить дополнительную дезинфекцию рабочих мест, клавиатур, мышек и телефонови.
✓ Мы попросили персонал не брать с собой мобильные телефоны в отделения;
✓ Мы начали дезинфицировать папки с документами, которые приезжают из офиса;
✓ Мы обеспечили термометрию всех сотрудников на рабочих местах.
Как выбрать помощника по
уходу и центр
При поддержке людей с деменцией мы в первую очередь стремимся приостановить дементный процесс насколько это возможно современными средствами. При этом очень важной задачей остается сохранить, а по возможности улучшить качество жизни больного. В нашей практике мы наблюдали ряд ситуаций когда у человека ухудшаются когнитивные функции, ухудшаются внимание, память, мышление, ухудшается навыки, но при этом качество его жизни, в том смысле в котором мы говорили раньше, оно значительно улучшается и не сдаёт позиции. Часто нам приходится работать с людьми у которых деменция сопровождается еще и психическими нарушениями такими как тревога, депрессия, бред, галлюцинации. Об одной такой истории я хочу вам рассказать.
В этой истории пациентке, которой на тот момент когда мы познакомились было 78 лет, были нарушения, которые затрудняли её повседневную жизнь. В первую очередь это были нарушения внимания, которые затрудняли текущую запоминание. Пациентка запоминала только выборочно. У неё также были эпизоды спутанности сознания – это когда человек вдруг перестает понимать, что с ним происходит и где он находится. Ему кажется что он находится на свадьбе либо в кругу своих умерших родственников. Третий компонент, который был – это очень сильная подозрительность ко всем и яркая агрессия, беспокойство. Мы понимали, что в такой ситуации помочь пациенту чувствовать себя качественно и хорошо очень и очень сложно. В первую очередь нужно было помогать именно в том, чтобы снять беспокойство, которое было спровоцированно бредовыми идеями и эпизодами спутанности...
У пациента были признаки речевого распада – это когда человек утрачивает навыки речи, он не может сказать и не всегда понимает то, что ему говорят. Он не может назвать предметы и не может обозначить то что он увидел и то что он хотел сказать.
Всё осложнялась тем, что у него были эпизоды спутанного сознания. Он переставал понимать что происходит и начинал возмущаться и требовать, чтобы ему принесли инструменты, потому что он в этот момент должен был ремонтировать какой-то очень важный объект. Всё осложнялась тем, что у него были эпизоды спутанного сознания. Он переставал понимать что происходит и начинал возмущаться и требовать, чтобы ему принесли инструменты, потому что он в этот момент должен был ремонтировать какой-то очень важный объект.
Так как в тот момент он не двигался из-за того что физическое состояние его было почти критичное и у него были множественные пролежни, обеспечить, по понятным причинам, это было сложно. И мы присоединялись к нему и говорили что «конечно-конечно, он обязательно это отремонтирует и у него есть помощники, которые уже это делают». Он успокаивался.

Со временем благодаря медицинским и уходовым вмешательствам пациент окреп и начал ходить, начали проходить пролежни. Но признаки речевого распада, признаки нарушения памяти, он практически ничего не помнил, и признаки того что отсутствовало уже понимание даже того, что происходит вокруг – они мешали ему и у него бывали периоды агрессии. Из-за таких волнений у него были подъемы артериального давления и это очень осложняло его положение, потому что на этом фоне он очень сильно беспокоился. Поэтому в данном случае обязательно нужно было вмешательство медицинских специалистов и конечно же совместное ведение такого пациента психиатром и терапевтом. Со временем его физическое состояние улучшилось, но было одно очень важное но…